Дом архитекторов — дизайн интерьера

Альбина Назимова, декоратор интерьера, и Илья Пиганов, художник безнаказанно вторглись в «святых святых». Это место, где вы не можете просто прогуляться по улице (в любом смысле). Нет никакого знака — что-то, что особенно продвинутые светские люди могут считать ультра-модным. Атмосфера еще верна и спокойна, лишенная безумия, тихо клубная. Члены Союза архитекторов (чье это здание) продолжают появляться здесь — не реже одного раза в месяц, когда они приходят платить свои членские взносы. Кстати, ресторан Дома архитекторов в Гранатном переулке с советских времен был известен своим сочетанием исключительности и демократической толерантности — как и все рестораны в творческих союзах, между прочим.

Когда было принято решение о его реконструкции, дизайнеры столкнулись с две проблемы. Первой была сила традиции, которая побуждала людей рассматривать это как своего рода частный клуб в основном для архитекторов и их друзей. Вторая — недвусмысленная и жесткая структура пространства. Традицию нужно было поддерживать в некотором роде; архитектура, которая останется без изменений. С самого начала было решено, что сохранится большая «главная» комната, мощные псевдо-античные колонны, разделяющие последнюю из маленьких «часовенок» и небольшое кафе «в вестибюле». Но трудно поверить, что интерьер, построенный в 1970-х годах в стиле, напоминающем больше, чем в странах Балтии, чем в Москве — больше Юрмалы, чем Паланга, — мужской, естественно агрессивный интерьер, мог быть настолько трансформирован. И трансформировался, кроме того, без вмешательства профессионального архитектора. Оставив архитектуру нетронутой, интерьер-декоратор Альбина Назимова сделала ресторан более «женственным», более мягким и сложным.

Подсказка увядания, несколько капель буржуйи, слабая ностальгия по исчезнувшей Великой Империи. Существующий бордовый был разбавлен серым; ультрамарин был разбавлен серым, а зеленый, также разбавлен серым. В результате получается элегантная бледность, как будто все было покрыто слоем музейной пыли — это неспециалисты не советуют прикасаться. Альбина Назимова говорит, что она хотела, чтобы «главная палитра и эмоциональный колорит произошли от того, что делал Илья Пиганов». В ресторане есть десять панно этого знаменитого московского художника. Все это фотоколлажи, реализованные с помощью сложной техники, которую изобрел сам Пиганов. Эти работы аккуратно вписываются в сложное пространство. Объекты Пиганова, с одной стороны, сложны и кропотливо сделаны.

Можно смотреть на них навсегда, как с персидскими миниатюрами или фантастически узорчатыми обоями в бессонную ночь. С другой стороны, они ненавязчивы и легко исчезают на заднем плане, когда люди хотят сосредоточиться на чем-то другом — важном качестве в искусстве, которое должно отображаться в публичном пространстве. Успешны не только цвета, но и мебель и освещение. В ресторане есть столы из ореха и черного дерева, диваны и стулья, купленные в Китае (после взятия Европы штурмом, идея заказать дизайнерскую мебель с Востока тоже проникла в Россию), все ярко освещенные дизайнерскими светильниками. Классическая люстра Инго Маурера (которая стала визитной карточкой маэстро) отлично справляется с высокими потолками. Стандартные лампы Челлини делают то же самое для длины и ширины комнат.

Гранатный переулок, 7, Дом архитекторов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *